[Список текстов] [Войти]

Любава

    Маричка, Тарас и Миколка

Миколка и Тарас колядуют
Намело снега! Как нам разглядеть Тараса и Миколку среди сугробов, когда они идут по селу в Святой вечер с другими ребятишками? Кажется, это Тарас: крошка лет пяти в сером платке крест-накрест. Видны только красные щеки и голубые глаза. Весь платок в крупных снежинках. А вот и Миколка, двоюродный брат Тараса. Подбежал сзади и толкнул Тараса в сторону от тропинки, прямо в сугроб. Толпа движется по селу от дома к дому. В одни хаты дети заходят и поют долго-долго, другие хозяева встречают ряженых на пороге и в дом не зовут. Старшие идут первыми:
Ангели співають,
Славу возвіщають.
Як на небі, так на землі
Мир проповідають.

Светланка несёт звезду с колокольчиками. Игорь вывернул тулуп наизнанку, раскрасил лицо сажей, гудит в гудок. Андрей раздобыл где-то настоящий огромный барабан, какие приносят только на свадьбу.
Просим тебе, Царю,
Небесний Владарю,
Даруй літа щасливії
Цього дому господарю.

Посмотрите, что там происходит? Открывается дверь и на пороге показывается дид Петро. Светланка танцует, остальные играют, поют, посевают зерно. Дид улыбается, выносит детям хлеб и конфеты. Тарас кладет дары в свой мешочек. Другие мешки уже полные. Дом одинокого дида Петра последний в селе. Пора идти обратно. Звенят колокольчики, большой барабан ухает и детский хор расходится по домам.
Цьому господарю,
Всій його родині,
Даруй щастя православній
Рідній Україні!

Миколка и Тарас живут на дальней окраине села. Им идти дольше всех. Вот скрывается за калиткой своего дома Светланка. Дорога идет через небольшое поле, за которым виднеются на пригорке два дома. Снег метёт и метёт.
- Послушай, Тарас, - предлагает Миколка. - До дома так далеко! Давай зайдем к Маричке, погреемся.
- Давай, - соглашается шестилетний Тарас. - Пряниками и конфетами поделимся. Малую-то не пустили на Колядки. И то ей радость.
Малая Маричка, и правда, не спит, сидит в доме одна. Маричке четыре года.
Миколка и Тарас снимают тулупчики, садятся за стол, ожидают угощения. Маричка наряжается: мамин платок, передник. Что обычно делает мама, когда приходят гости? Девочка наливает горилку в стаканы. Тарас и Миколка — что обычно делают гости? -  выпивают горилку залпом. Сидят.
Тарас говорит: - Спасибо твоему дому, хозяйка, мы пойдем!
Миколка может только смотреть – глаза его широко открыты, а рот словно онемел. Маричка помогает завязать платки и провожает гостей. А затем еще сидит  у окна и, довольная, смотрит, как маленькие фигуры удаляются по тропинке в сторону поля. Рада, что смогла правильно принять гостей.
Пройдя метров пятьдесят по полю, Тарас и Миколка молча падают, их начинает заметать снегом.
Мать Марички, вернувшись от кума, выслушивает восторженный рассказ дочери. Отец бежит по тропе, чтобы узнать, дошли ли дети домой. Дошли. И каждый спит у себя в хате. Дядько, который возвращался с колядок из соседнего села, нашел в снегу Тараса. А когда на телеге Тараса растрясло, то послышалось: "Был второй". Дядько вернулся и выкопал из снега Миколку.

Что прячет в сарае баба Евдоха
Весной бабушка Тараса закрыла сарай на замок. Никогда такого не бывало, чтобы висел замок на пустом сарае.
Маричка думала, что баба Евдоха прячет сундук с бриллиантами, который откопала на огороде. Миколка спорил, что нет, чепуха, бриллиантов быть не может, но клад наверняка какой-нибудь Евдоха обнаружила. Тарас смеялся – было же ясно, что всё дело в старой швейной машинке, а запирается баба Евдоха от воров. - От каких воров? - интересовались Маричка и Миколка. И Тарас не находил, что ответить.
В любом случае, дети хотели узнать, что хранит баба Евдоха в сарае. Они сломали старую доску. Первой полезла Маричка, потому что она меньше всех ростом и самая худая.
Сначала загрохотали пустые вёдра, а потом раздался крик.
Тарас и Миколка испугались, но тоже полезли в сарай — выручать Маричку.
Миколка пролез, а голова Тараса застряла – ни туда, ни сюда. Тарас тоже начал кричать, когда увидел, что Маричка стоит в темноте и указывает на пустой гроб. Да, в сарае был гроб, а к стене была прислонена могильная плита с портретом бабы Евдохи!
- Что же это, баба Евдоха на самом деле мёртвая и ходит сюда спать? И здесь ее могила? - заплакали Миколка и Маричка.
Прибежали взрослые. Сын Евдохи, Пётр, вынес на свет детей. А Евдоха вытащила Тараса. Сбежавшиеся соседи стали спрашивать: - Что у тебя за гробы в сарае, Евдоха?
- Что гробы, что гробы? Всего один гробик. Вот помру я неровён час – а и хлопотать детям и не надо. И камень заказала без даты. Дату смерти выбить - и готово.
-  У матери полный шкаф приданого. Четыре платья приготовила для похорон. Одних платков – всё село можно нарядить,  - смеётся Пётр.
- Не голой же в гроб ложиться. Вон Марьяну-то в чём хоронили! А всё от того, что не подготовилась!
- Ты, Евдоха, с ума сошла! - говорит соседка и уводит Тараса, Миколку и Марийку есть пирожки. А взрослые обсуждают, красивый ли получился памятник.

Поросёнки тётки Неонилы
У тётки Неонилы большой двор. Мычат коровы, кудахчут куры, вдоль сараев стоят клетки с фредками и кролями, несколько бычков живут в отдельных стойлах и целых три собаки охраняют амбары. Главное богатство Неонилы – поросёнки. Весь двор изрыт их рыльцами и истоптан их копытцами.
Неонила высокая, крепкая, розовощекая, с белыми волосами. Сегодня у неё особенно много работы -  надо делать сметану. Неонила говорит Тарасу:
- Тарас, ты считать умеешь?
- Умею!
- Так помоги мне. Я уже плохо считаю. Посчитай моих поросёнков! Все во дворе? Никто не сбежал?
Мальчики радуются такому ответственному заданию и садятся на лавочку около кухни. Считать поросёнков сложно, потому что те бегают.
- Раз, два, три... десять, - считает Тарас.
- Двадцать два, двадцать три, - сменяет его Миколка. - Много у неё поросёнков.
Тарас сбивается и начинает снова. Но поросёнков, кажется, всё больше и больше.
- А давай их перегоним всех в сад! - предлагает Миколка. И будем считать только тех, кто с этой стороны калитки прибегает.
- Точно.
- Раз, два, три..., - снова считает Тарас. - Сорок пять, сорок шесть.
Неонила выходит на крыльцо с двумя литровыми банками сметаны.
- Ну что, Тарас, сколько получилось поросёнков?
- Не меньше, чем восемьдесят. Но точно не могу посчитать, сбиваюсь, может и сто. Сколько их было у вас?
- А как ты считал?
- Мы их перегоняли со двора в грушевый сад.
- Так они же обратно через поле прибегали! - смеётся тётка Неонила. - У меня всего десять поросёнков. Но они бегают быстренько.
Смущенные мальчики проверяют. Да, действительно, одни и те же поросёнки по кругу бегают. Вдесятером. Вот и этот с большим чёрным пятнышком всё время пробегает, и этот, очень щетинистый, кажется знакомым.
- Ну, счетоводы, отнесите домой сметану.
- Неудобно получилось, - говорит Миколка, когда они выходят за ворота. - С поросёнками не помогли, а сметану за работу взяли.
- Не взять было бы невежливо, - объясняет Тарас.


Дид Петро охотится
Дид Петро часто уходит на сеновал за домом и там спит. Даже сегодня, в день девяностолетия. А в это время в хате за длинным столом сидит вся семья и празднует удивительную дату.  Дид наш такой старый, что правнуков у него шестнадцать. И все правнуки пищат, кормятся, спят на руках своих матерей и отцов, усевшихся вокруг длинного стола, уставленного едой. Про деда все как-то и позабыли. Спит себе - и ладно.
И тут в хату входит дид Петро. Он держит за уши толстую зайчиху. Семья разом смолкает. Зайчиху уносят, дида усаживают за стол - он плачет и смеётся, рассказывая, что зайчиха пригрелась около него, спящего на стоге сена:
- Ну я её и поймал!
- Ну дид, ну даёт! - восторженно говорят родственники друг другу.
И Тарас тоже указывает Миколке:
- Видишь, какой у меня дид!
- Так он и у меня дид! - напоминает Миколка.
- Точно, - соглашается Тарас.


Миколка, Тарас и Маричка пасут коров
Маричке пять, Миколке шесть, а Тарасу семь лет. Сегодня утром они идут пасти своих коров. У Миколки две коровы. Вернее, он так говорит, что две коровы. Но на самом деле Маричка и Тарас с ним соглашаются из вежливости. Ясное дело, что вторая корова вовсе и не корова, а телёнок.
Телёнок родился в начале весны. Все по очереди смотрели в окошко сарая - глядели, как корова стонет, а ветеринар поглаживает её по животу. Ветеринар Сергей Иванович велел “мелюзгу убрать”.
- Что же это делается! - говорил Тарас. - Рождается новая корова, а нас не пускают!
- Несправедливо, - говорил Миколка. - Как же мы увидим, какие у телёнка глазки? Как узнаем, девочка или мальчик? И еще – вот телёнок побежит как родится - или не побежит?
Миколка и Тарас полезли смотреть с крыши. Мокрая коровка неуверенно стояла посредине двора и перебирала тоненькими ножками, которые ставила пошире – чтобы не упасть.
Это всё было давно. Сегодня Миколка сам ведёт своих черно-белых коров пастись. И Маричка ведет рыжую корову. И Тарас тоже рыжую. Корова Тараса - дочка коровы Марички. Такие вот родственные коровьи связи. Дети идут по селу, проходят мимо пруда, прогоняют коров через первое поле и приближаются ко второму, на котором и нужно остановиться. Вдруг корова наступает на ногу Миколке.
- Корова мне ногу отдавила, - кричит Миколка.
- А-а-а-а, - кричит Маричка.
Миколка вытаскивает ногу из мягкой земли:
- Живой!
На втором поле дети привязывают взрослых коров ко вбитым в землю железным петлям и ложатся в тени дерева, чтобы отдохнуть и обсудить происшествие. Что бы, например, было, если бы корова наступила Миколке на ногу по-настоящему. Отвалилась бы нога совсем или нет? И пришили бы ногу доктора, если бы она всё-таки отвалилась?


Пора красить гусей
Миколка, Тарас и Маричка сидят на лавке и болтают ногами. У каждого в кулачке зажаты деньги. Сегодня всем троим поручили купить баночку краски для гусят. Гусят всегда помечают, чтобы не перепутать. Что же, поручения надо выполнять. В сельпо продаётся много красок. Но самая дешевая — фиолетовая.
- Давайте купим самую дешевую, - предлагает сообразительный Тарас. - Сэкономим деньги и купим много воздушных шаров.
- Шары — вещь нужная, - соглашается Миколка.
- Да и гуси какие будут красивые — фиолетовые, - замечает Маричка.
Продавщица спрашивает: - Точно ли вам велели купить столько шаров?
- Даже не сомневайтесь, - уверяет ее Тарас. Он не боится, что обман раскроется. Ведь краска куплена — как же мама узнает о шарах?
На следующий день Миколка выводит на улицу пять фиолетовых гусят, Тарас — семерых, а Маричка — целое гусиную фиолетовую стаю: пятнадцать птиц. Миколку и Тараса гуси пощипывают и Маричка объясняет: - Надо им прутиком грозить. Прутика они очень боятся.
И счастливая троица прутиками гонит гусей к пруду - вдоль заборов, которые с вечера сплошь покрашены свежей фиолетовой краской.
  


Поход
-Завтра идём в поход! - объявляет Нина Георгиевна. - Берите с собой тёплые вещи, запас еды и воды!
Малыши собираются в школьном дворе. Здесь ученики из разных классов, с каждым - маленький брат или сестрёнка. Все с кузовками, корзинками, сумками. Учительница командует строится парами и дети торжественно направляются к полю. На другой стороне поля учительница командует:
-  Привал!
Все очень устали, поэтому рассаживаются на пенёчки и подстилочки, прихваченные из дома, и закусывают. Многие детишки первый раз в таком серьезном походе.
С пригорка открывается вид на дальние леса. Покрытые деревьями холмы перемежаются зелеными, чёрными, желтыми полями. Солнце еще не поднялось высоко. Воздух не жарок. Мелкие комашки летают, но далеко до времени, когда появятся жалящие оводы.
Учительница кормит сына Павлика и заодно показывает, что в войну, вон в том леске, и в том леске и даже вот в том - скрывались партизаны. Мама Тараса сегодня, когда доила корову, рассказывала, что Нина Георгиевна тоже была в партизанском отряде, снайпером. Но Тарас молчит — может, это военная тайна? Да и не верится ему, что Нина Георгиевна такая смелая. Она, наверное, даже стрелять не умеет на самом деле.
Если смотреть в сторону села, то видно, как на длинных огородах, которые тянутся за домами, работают колхозники. Воздух ещё прозрачнее. Если прищуриться, видно даже как куры ходят по дворам. И как по центральной дороге по селу едет трактор. А навстречу ему — телега.
Учительница поднимает детей и ведет их дальше, до следующего леска, соснового. Маричке становится тяжело нести сумку и она раздаёт свои яблоки. Да и остальные дети охотнее делятся друг с другом припасами. Вот и обошли вокруг деревни. Довольные малыши прощаются друг с другом и со своей учительницей - бегут домой.
Большое это всё-таки дело — поход. И вроде бы исхожены все поля и лесочки вдоль и поперёк. Но поход — это совсем серьёзно, ведь так? Можно и от голода, и от холода помереть. Не всякий это выдержит — настоящий поход.


Ласточка
Маричке очень интересно, как устроено гнездо ласточки, поэтому все лето она разглядывает гнезда под крышами хаты. Но нет, не достать. А вот в сарае дотянуться до ласточкиных гнезд можно. Но как достать птенчика?
Бабушка Марички замечает, что ласточки раскричались, и выглядывает из кухни:
- Маричка, нельзя трогать гнезда!
Маричка бежит к брату Тарасу. Он самый старший и должен всё знать про ласточек.
- Да можно трогать гнёзда! Мы столько гнёзд с Миколкой разорили.
- Тогда поможете мне достать птенца? -  спрашивает Маричка.
- Тут есть птенцы, - говорит Тарас, заглянув в гнездо.
- Достать одного? Умоляю! - говорит Маричка.
- Можно.
Тарас вытаскивает пищащего птенчика. Родители-ласточки возмущены и подлетают совсем близко.
- Какой хорошенький, толстенький, маленький пингвинчик! - восторгается Маричка. - Ну мне уже жалко его, положи обратно.
Товарищи выходят на двор и присаживаются под виноградом.
- Что там было? - спрашивает Миколка.
- Птенец! - пищит Маричка, показывая, как птенец боялся.
- Вы что, птенца брали? - уточняет Миколка.
- Ну да.
- Мама говорит, если взять птенца — ласточки бросят гнездо.
- Как бросят? - пугается Маричка. - И мой птенчик умрёт?
- Умрёт, точно, - говорит Миколка. - И корова тоже теперь умрёт. Плохая примета!
- Пора плакать или не пора? - думает Маричка. Но ласточка прилетает и кормит птенца.


Банка молока
Банку молока надо отвезти к тётке Неониле. Антонина, тётка Миколки и Тараса, заняла банку молока на прошлой неделе, а теперь решила отдать долг.
Тарас и Миколка выводят из сарая велосипед. Решают: Тарас будет крутить педали, Миколка поедет на багажнике с банкой молока. Решают — и едут. Тем более, что темно совсем — надо торопиться.
Тарасу тяжело крутить педали. Вот он преодолевает первый холм, второй... Дорога проходит мимо кладбища.
Миколка пугается: - Тарас, а что, не нападут на нас мертвецы?
- Не должны.
- А ну как нападут? Уже темно.
Тарас крутит педали и посматривает в сторону кладбищенской ограды. Его тоже беспокоит, что мертвецы могут напасть. Но виду подавать нельзя — Миколка испугается.
Хоть Тарас и молчал, Миколка всё равно испугался и уронил банку. Всё молоко разлилось. Как быть? Надо ехать обратно. Антонина вздыхает, наливает новую банку молока.
Теперь банку держит Тарас, а Миколка — ведёт велосипед. Тарас пытается успокоить товарища: - Ты, Миколка, не бойся. В мертвецах ничего страшного то нет. Бывает, конечно, что они на людей нападают. Но я лично такого никогда не видел. Хотя, конечно, может, это потому, что мертвецы людей съедают и потом тех людей никто не видит...
Безлюдная дорога тиха - слышно как ритмично скрипят пружины, шуршат велосипедные цепи и крутятся колёса. Вдали воют собаки. Миколка сжимает зубы от страха и нажимает на педали посильнее.
Тарас продолжает успокаивать друга: - А если и нападут на нас мертвецы, то всегда можно убежать. Они же не догонят! Миколка, ты видел мертвеца, которого в пруду нашли прошлой весной? Вот всё потому что ты не видел. Мертвец был такой синий, что всякому ясно — такой быстро бегать не может. Одно дело, если кто дома помрёт. То может и догонит. Но вот того мертвеца из пруда, что похоронен ближе всего к ограде, можешь не бояться... Видишь, какие маленькие ворота. Ну разве могут через него мертвецы  пролезь все сразу? Максимум три-четыре мертвеца кинутся за нами...
Миколка не выдерживает и падает вместе с велосипедом, Тарасом и банкой молока. А потом вскакивает и убегает с плачем домой.
- Чего это он? - удивляется Тарас, стряхивая осколки и осматривая мокрую от молока рубашку. - Ведь и правда, много мертвецов сразу-то и не нападет, штуки три-четыре. А вот если мертвецы не умеют летать...
Тарас садится на велосипед и едет за Миколкой:
- Эй! Миколка! Если мертвецы умеют летать -  тогда совсем другое дело...


Свадебная свинья
- А Настя замуж выходит, - рассказывает перед уроками Маричка школьным подружкам.
- Правда? А за кого? За кого?
- Пока не решили.
На переменке новость про свадьбу доходит до класса Тараса и Миколки. Не может быть! Недавно, когда ходили на пруд, Настя обещала выбрать себе в мужья или Тараса, или Миколку. И даже согласилась подождать, когда они вырастут.
- Но ведь Настя нам обещала подождать!
- Понимаете, ждать никак нельзя, - разъясняет Маричка. - Хряк-то вырос!
- Какой хряк? - спрашивает Тарас.
- Тот, которого на свадьбу растили.
Вечером Настя сидит перед зеркалом:
- А что, Маричка, я красивая?
- Очень! -  говорит Маричка
- А что, белое платье мне пойдет?
- Ужас как пойдет!
- Но кого выбрать?
И Настя опять рассматривает свой список. Они с Маричкой припомнили всех неженатых парней в селе и в соседних деревнях, и даже нескольких женихов, которые ездят в город на заработки. Всего вышло пятьдесят четыре человека. Надо решаться. Настина мама очень хочет внучат. А Настя ничего не хочет, но список пишет.
Целый месяц Настя просит Маричку приглашать кавалеров то на пруд, то в сад. И смотрит внимательно — может, кому она особенно нравится. Но не похоже, чтобы так. И вот все сроки проходят. Остаётся в списке последний — городской Стасик. Его Настя и выбирает. Скоро свадьба. Можно резать свинью.
Миколка очень впечатлительный. Совсем не может выносить, когда режут скотину или птицу на мясо, плачет и убегает. Поэтому мама Миколки сегодня заранее посылает сына с пирогами в гости к Неониле. Дом Неонилы так далеко, что криков свиньи не будет слышно. Остальные дети остаются и подглядывают через забор.
Матрена, плача, указывает хряка, которого надо забивать.
- Что плачешь? Свадьба будет! - недоумевает Евдоха.
- Жалко, сама выкармливала.
- Свинья она на то и свинья.
- Ох, - закрывает лицо фартуком Матрёна и уходит.
За домом Матрёны среди высоких старых яблонь на покрывале сидят Настя и Светланка.
- Думаю, вот тут пусть твоя мама сделает складку. - Мама Светланки швея, к которой стоят в очереди все девушки в деревне.
- Ну вот это уже совсем лишняя складка, - со знанием дела доказывает Светланка. Лучше тут приделаем розу.
- Атласную?
- А хоть и атласную.
Их разговор прерывается криком.
- Ну вот, схватили, -  говорит Светланка.
Свинья кричит. Миколкин папа колет и колет, а свинья всё живая. Кровь льется так сильно, что Маричка смотреть не может, присела у заборчика и зажала уши ладонями. А Тарас смотрит, как  свинья бьется в руках у шестерых  мужчин. Но вот крики смолкают и свинья дергается тише, тише и замирает.

Месть Тараса и Миколки
На огороде стоит свадебный шатер. Столы поставлены на шестьсот человек: шутка ли — родня с двух сторон!  Из кухни носят еду, из погреба самогон. Маричка подходит к самой большой бутыли и примеряется — как раз по её росту.
А через несколько часов гости сидят за столом, молодым приносят каравай. Молодые ничего не едят из поставленного перед ними. Невероятное платье сшила мама Светланки для Насти — всё в цветах. Выкройка польская, самая модная. Стасик в чёрном костюме, к лацкану прикреплен белый атласный цветок.
Приходят музыканты. Невеста танцует со всеми, каждому дарит ленту. И с Тарасом танцует, и с Миколкой.
- Я знаю, что мы сделаем, -  говорит Тарас.
Тарасу удается унести туфельку невесты. Снова музыканты начинают играть. Но что это? У невесты нет туфли! Гости хохочут, а дружка жениха кричит, что покупает туфлю. Тогда Тарас выходит и продает туфлю, но не сразу, а поторговавшись.

 
Трактор
Солнце катится по розовеющему небу вниз. Среди соломки на поле стрекочут и звенят букашки. Рядом с покосившимся сараем пригибаются к земле отяжелевшие ветви яблони. А Миколка и Тарас сидят в тракторе и передвигают рычажки.
Маричка в трактор не залезала. Ходила вокруг да и нашла веревку. Верёвка не то, чтобы очень длинная и не то, чтобы очень короткая, накинута на одну из досок сарая.
- Как думаешь, Миколка, дотянется эта веревка до  трактора?
- Сейчас посмотрим.
Мальчики спрыгивают на землю и распутывают верёвку. Получается даже примотать веревку к трактору.
- Спорим это специальная тракторная верёвка? Чтобы трактор не укатился - его привязывают, - говорит Тарас.
- Как это он может укатиться? - спрашивает Маричка.
- Как-как. Как трактора укатываются? Пое-е-е-дет себе и подавит наши огороды.
- А ну-ка, мелюзга, выметайтесь отсюда! - в дверь заглядывает тракторист Борис. Он должен отогнать трактор в ремонт.
- Ах, - всплескивает руками Маричка, когда верёвка, связывающая сарай и трактор, натягивается.
- Интересно, порвётся ли веревка, - говорит Тарас.
- Известное дело! У трактора - лошадиная сила! - говорит Миколка.
Верёвка натягивается, сарай рассыпается, поднимается пыльное облако.
- Ну что, - говорит Маричка, - порвалась верёвка?
- Крепкая значит верёвка, -  говорит Тарас.

Помощники
Дид Петро зовёт внуков чинить крышу. Новая черепица сложена под стеной дома. Игорь лезет на крышу, Андрей несёт инструменты. Тарас и Миколка думают, что делать.
- Тут дед насобирал сокровищ, - кричит Андрей. - Вся крыша завалена мусором.
- А на трубе вообще сидит курица! - говорит  Миколка.
- Толстая и ворчит! Недовольна, что мы ей мешаем.
Старшие братья, Андрей и Игорь, начинают ходить по крыше, сбрасывают мусор вниз.
- Глядите, тут дневник! - Игорь вытаскивает из горы мусора старенький пожелтевший и рассыпающийся дневник. - Одни двойки! Отцу надо показать.
Миколка ползёт по крыше дальше всех и находит ворох старых газет. Он пытается ногой скинуть газеты вниз. Из кучи газет вылетают осы. Мальчики хватают доски, тряпки и начинают отмахиваться от жалящих ос.
Дид Петро, который наблюдает за ребятами, сидя на лавке около сарая, трёт глаза и удивляется: таких игр на крыше он за всю жизнь не видал. Надо объяснить молодежи, как чинили крыши в прежние времена! Но Миколка, за ним Тарас, Андрей и Игорь прыгают на стог сена и убегают к пруду. Глухой дид Петро остается около упавшей лестницы.
Подходит толстая курица и клюет дидов сапог.
- Вот молодёжь! - говорит дид курице. - Поиграли да сбежали. А кто же черепицу теперь класть будет?

Как Тарас в разведку ходил
Давид, Дмитро и Миколка играют за армию красных, а Тарас и Маричка за белых. Красные все попрятались. Генерал Тарас велит одной половине своего войска - Маричке - лезть в разведку на чердак, заваленный сеном, а вторую половину - то есть себя - ведет в курятник. С насестов спрыгивают куры, в воздух взлетают перья. Десяток пушистеньких цыплят, прыгая друг на друга, с пищанием выбегает из курятника.
- Ну, что здесь? - прищурившись, осматривается в темноте генерал Тарас. Вдруг он замечает какое-то шевеление в клетке для гусей и забирается туда. Дверца клетки захлопывается - красные привязывают дверь и, хохоча, убегают праздновать победу.
К Тарасу, сидящему в клетке, подходят птицы. Какая-то кура вообще садится прямо над его головой. Тарас сгоняет куру - еще снесётся - и думает, как же выбраться:
- Маричка, Маричка! - кричит он.
Маричка не слышит. Она на чердаке.
- Пока Маричка придет, можно и умереть, - думает Тарас и пробует разрезать веревку своим перочинным ножиком. Вот Тарас выползает из клетки.
- Как руки и ноги болят! Сейчас я задам этим красным! Вот вы где!
Генерал Тарас не верит своим глазам. Непримиримые соперники - Маричка и красные - играют в саду.
- О, Тарас, - кричит Миколка. - Давай сюда! Гляди, что нам дали! Это настоящий хоккей!
И Тарас, забыв обо всём на свете, кидается к маленькому белому пластмассовому полю.

Про то, как на людей среди бела дня нападают дикие звери
Маричка идёт домой от тетки Неонилы и несет целую верету моркови. Маричке всё время кажется, что кто-то идет следом за ней. Нет, на самом деле кто-то сопит и пробирается за придорожными кустами!
- Наверное, мальчишки, - говорит Маричка.
Никто не отвечает. В кустах кто-то фырчит.
- Может, это дикий медведь или разъяренный кабан? А может - оба?
Маричка бежит так быстро, как только может. Дикий зверь тоже бежит, проламываясь сквозь заросли вдоль дороги. Маричка забирается на холмы, перескакивает с камня на камень. Но по тому, как качаются кусты вдоль тропинки, она видит, что чудовище не отстаёт. Если Маричка останавливается, то и дикий зверь останавливается и ждёт.
Впереди последнее поле. И тропинка там уже идет среди травы, кустов-деревьев нет. Добежав до края леса, Маричка оборачивается. И тут огромная морда страшного чудовища смотрит прямо ей в лицо. Маричка бросает верету с морковкой и убегает.
Антонина вытягивает ведро из колодца. Услышав крик дочери, она выглядывает за забор и видит Маричку, которая со всех ног бежит по полю. Антонина бросает ведро, кидается навстречу девочке. Выслушав рассказ Марички, Антонина говорит:
- А ну-ка пойдем поглядим на это чудовище!
- Нет, - упирается Маричка,- ни за что!
Но Антонина тянет ее за руку: - Где верету кинула? Показывай!
И вот Маричка снова около страшных зарослей. На опушке леса в облаке цветочной пыльцы среди ленивых бабочек и гудящих пчел стоит корова тетки Неонилы и ест морковь, рассыпанную на белом платке.

Дракон
- А мы дракона завели!
Всякое бывало в Голохвастах. И козы, и овцы, и нутрии. Но драконов никто пока не заводил.
Довольный Миколка сидит на большой бочке, а деревенские детишки слушают его:
- Морда у дракона красная, страшная, глаза чёрные. А когда он вырастет, будет пыхать огнём. И кто меня обидит, я велю дракону того сжечь!
- А скоро он вырастет?
- На днях.
- Мы не будем больше тебя обижать, - говорят малыши. - А можно на твоего дракона поглядеть?
- Можно, - говорит Миколка. - Но дракон еще маленький совсем, ему нельзя мешать. - Вы приходите по одному, приносите драконью еду — пряники, конфеты, печенья, варенье. Родители вечером уходят, прибегайте и смотрите.
К вечеру во дворе у Миколки собираются маленькие паломники со всей деревни. На лавке около сарая складываются дары дракону. Красномордое, уродливое, никогда не виданное существо сидит в загоне и крайне недовольно нашествием посетителей. Страшенные наросты на морде и свисающая мясистая борода, длинная голая шея, скрюченный клюв, чёрное тело, скрытое в темноте сарая - всё это наводит ужас на пришедших детишек.
- А ну как он уже вырос и сейчас пыхнет огнем?
- Какой он страшный!
- Мамочки мои, настоящий дракон!
- Миколка, я нашел только маринованные кабачки. Это подойдет?
- Давай сюда, недотёпа! - Миколка берёт банку у очередного просителя и пропускает его к дракону.
Наевшись шоколадок и пряников, весь перепачканный в сладостях, довольный Миколка объявляет:
- Всё, на сегодня хватит. Дракону нужен отдых. Приходите в другой раз.
И выгоняет гостей за ворота.
Когда ребятишки отходят далеко и их восторженные разговоры затихают, через забор из соседнего двора перепрыгивает Тарас. Он подсаживается к Миколке, поедающему варенье, и спрашивает:
- Это что тут у тебя было? Какой дракон?
Миколка пододвигает к Тарасу гору сладостей.
- Это я индюка показывал. Ешь скорее, сейчас вернутся и всё поотбирают.


Неудачная покупка
Маричка не играет в песочнице, не смотрит за гусятами и не играет в куклы. У Марички горе. Родители купили нового ребенка. Маричка жалуется Миколке и Тарасу:
- Этот новый ребенок всё время кричит. Не дает спать по ночам.
- Ты же сама недавно была маленькой! - говорит Тарас.
- Я не была такой противной. Да еще если бы это была сестричка... А то брат. У меня уже столько братьев! Зачем мне еще один?
- Но и сестер у тебя много - Настя, Светланка...
- Сестры лишними не бывают!
- Должно быть, девочек разобрали до того, как в твои мама и папа пришли в сельпо, - говорит Миколка.
- Я тебе сто раз объяснял, откуда дети появляются, - говорит Тарас.
- Ты ничего в этом не понимаешь, - успевает сказать Миколка до того, как Тарас кидается на него.
- Ну вот, - вздыхает Маричка, глядя на катающихся по траве сцепившихся мальчишек. - Теперь и у меня дома начнется там-тара-там.
Вечером Маричка приходит к Тарасу второй раз.
- Расскажи мне, откуда появляются дети.
- Известно откуда. Аист приносит.
- С чего ты взял?
- Я уже взрослый, мне родители рассказали.
- Ясно,- говорит Маричка.
Она идет через всю деревню к высокому столбу на обочине дороги, ведущей в город, и смотрит вверх. В огромном гнезде на одной ноге стоит аист.
- Даже если аисты и приносят детей, то откуда же они их приносят?
Девочка заходит к бабе Евдохе:
- Баба Евдоха, скажите, откуда аисты берут детей?
-  Боженька им посылает.
Боженька - тот, кто дал бабе Евдохе желтенькую секретную бумажку. Иногда баба Евдоха достаёт из-за зеркала листок и водит по строчкам пальцем, шепчет непонятные слова. Папа Марички, председатель колхоза, очень ругается на Евдоху из-за Боженьки. Вряд ли папа и мама договорились насчет нового ребенка с Боженькой.
Навстречу по дороге бежит Миколка.
- Где люди достают детей?
- Ну сколько раз вам повторять, - кричит Миколка. - В сельпо! Детей покупают в сельпо!
- Не может быть!
- Так только и может быть!
- Но вот Тарас говорит, что их аист приносит, а баба Евдоха — что аисты летают за детьми к Боженьке.
-  Аисты - сказки для малышей! Детей покупают в ма-га-зи-не!
- А сколько стоят дети?
- Чтобы купить ребенка надо много денег. Пять мешков.
- Пять мешков!!!! - Маричка возмущена. - Лучше купить вместо ребенка мороженое или платье.
Ночью в доме Марички зажигается свет, отец и мать выбегают из дома. Начинают лаять собаки. Деревня просыпается. Запрягают телегу. Дмитро едет в город за милиционером. Пропал новорожденный Маричкин братик. Маричка сидит около окна: смотрит, как суетятся взрослые и думает, сколько денег вернет магазин за этого бракованного крикливого малыша, которого она отнесла в сельпо. Пять мешков денег вернут или меньше? И еще - вернут ли одеялко? Оно всё-таки такое миленькое, с кружевами.

Повара
Тарас сегодня за старшего. Все взрослые уехали в город. Хлеб уже съели, кашу съели, творог съели, соленые помидоры съели. Делать нечего, надо готовить еду.
Тарас достаёт горшок-чугунок:
- Что будем готовить?
- Мороженое, - предлагает Маричка.
- Вареники, - предлагает Тарас.
- Это я не умею.
- А что ты умеешь?
- Ну я видел, как мама картошку варит.
- А как она варит?
- Чистит, водой заливает и на печь ставит.
Дети берут ножи и вытаскивают из мешка три картошки.
- Какая у вас грязная картошка, - говорит Маричка.
- Да и мелкая, - говорит Миколка, у которого картошка выпрыгивает из рук.
- Аййййй, - кричит Тарас. Он отрезал картофельную шкурку, но порезался и засунул палец в рот.
- Знаете, давайте ее так сварим, раз не получается почистить.
Дети кидают в чугунок картошку, наливают воду.
- Что-то вода очень мутная, - говорит Маричка, поднимая крышку чугунка.
- Так и должно быть, - говорит Тарас. - Чутку поварится - и можно есть.
Проходит час, другой.
- Наверное, пора снимать с печи, - говорит Маричка и притаскивает чугунок на стол.
- Знаешь, Тарас. У вас не только грязная и мелкая картошка. Но и печь не греет. Вода-то совсем холодная!
- Ну всё равно, она так долго стояла на печи, что точно приготовилась.
Тарас съедает свою картошку - со срезанным бочком. Миколка - маленькую и прыткую. Маричка - последнюю картошку.
- Ну и хрумчит!
Дети довольны:
- Ничего так приготовили!
- Даже лучше, чем мама!
- Да мама вообще готовить не умеет!

Честность
Маленький желтый автобус набит битком. Еще больше людей осталось на вокзале - не влезли. Вот женщина везет шесть больших подушек. Вот старичок с цыплятами. Бабуля держит корзину с поросёнком. Дяденька в шляпе и костюме держит горшочки с рассадой. Молодая женщина кормит грудью малыша. Рядом с Маричкой - старичок, у которого что-то капает из сумки.
Автобус едет до Грушевки. Открыты все окна, но жара всё равно страшная.
- Тётенька, моя бабушка не купила билеты! - кричит Маричка кондуктору.
Поначалу кондукторша делает вид, что не слышит, но потом ей приходится протискиваться через весь автобус, чтобы взять у маричкиной бабушки деньги. Бабушка не знает, куда спрятать глаза.
- Что же ты, девочка, так кричишь? - спрашивает кондукторша, отрывая билетики.
- В первых, надо всегда поступать честно. Какой пример бабушка подает мне? А еще я билетики собираю.

Увова
Нина Георгиевна поставила Миколке двойку. Миколка сделал досадную ошибку в сочинении.
- Молодец, - смеется Тарас. Братья всегда возвращаются из школы вместе. - Что за "увова"! Как тебе это пришло в голову только!
- Понимаешь, я хотел написать "У Вовы был старший брат Саша, как у меня - старший брат Тарас". Но отвлёкся посмотреть на Степку и Давида. Получилось "увовы".
Стёпка и Давид прогуливали сочинение, забылись и выбежали на школьный двор. Поэтому изобразили, что несут стекло — пошли медленно, широко расставив пустые руки. Учительница даже сказала:
- Вот какие молодцы Степан и Давид. Мы про них плохо думали, а они такими помощниками растут, стекло несут.
- Что же мне теперь делать? - спрашивает Миколка. - В дневнике двойка.
- Надо страницу вырывать. Или вон закинь дневник куда-нибудь и скажи, что потерял.
- Мама тогда точно в школу пойдет.
Мальчики доходят до пруда.
- А спорим, что я переплыву быстрее тебя, - вдруг говорит Тарас и бегом бежит к пруду. Тарас бросается в воду прямо в одежде, подняв над головой мешок с книгами.
- Как бы не так, - Миколка прыгает в воду, изо всех сил стараясь обойти брата.
Тарас оборачивается и прыгает на Миколку. Оба мальчика на несколько минут скрываются под водой. А потом плывут дальше.
- Это что же такое! - говорит мама Миколки, высыпая содержимое мокрого школьного мешка на двор. - И учебник мокрый, и дневник, все оценки смылись. Что теперь Нине Георгиевне скажем? Всё мокрое!
- Эх, - Миколка делает вид, что расстроен. - Это я Тараса спасал из пруда.
- Спасал Тараса? Это хорошо. Брата всегда выручай.
Тарас, который слушает этот разговор из окна, зажмуривает один глаз. Потом второй. И улыбается.

Баба Евдоха собирается помирать
Маричка пришла посмотреть на маленьких кроликов. Кроликов почти не видно в сене, но зато слышно, как баба Евдоха ругается на своего сына Петра:
- Ты не правильно выкручиваешь, вот так надо...
Правой рукой она закручивает мокрое полотенце от себя, левой - к себе.
Пётр делает ровно наоборот.
- Еще раз смотри, - показывает Евдоха.
Маричка вытаскивает котенка из сарая. Котенок маленький, рыжий в еле заметную белую полосочку. Пушистый.
Баба Евдоха опять не дает покоя Петру:
- Я тебе всё в тетради записала. На килограмм муки триста пятьдесят грамм воды...
Зачем дядьке Петру рецепт пирожков с вишнями? Совсем баба Евдоха сошла с ума...
Маричка заходит в курятник и вытаскивает только что снесенные куриные и утиные яйца, складывая их на большой мешок с кукурузой в амбаре.
Баба Евдоха ходит по двору за Петром с большим кабачком и объясняет:
- Вот такие кружки будешь отрезать... Уксуса на один литр воды будешь класть..
Зачем дядьке Петру рецепт маринованных кабачков?
- Зачем вы его учите пироги печь? - спрашивает Маричка, когда Петр не выдерживает и убегает со двора.
- А вот как я помру. А у него и жены-то нет. А если будет - теперь всё неумехи безрукие. Кто же ему пирожков-то испечет, кто ж ему помидоров-то насолит! - и баба Евдоха начинает плакать, вытирая слёзы уголками фартука.
- А когда вы умрете, бабушка Евдоха? - спрашивает Маричка.
- Да уж скоро, скоро, внученька! - баба Евдоха глубоко вздыхает и поднимается, идет доить корову, а потом несет в сторону кухни два ведра молока и переливает в бак.
- Молоко! - кричат с телеги, которая останавливается у дома.
- Молочник! - кричит Маричка.
И вот Евдоха бежит к телеге с баком молока.
Баба Евдоха говори молочнику:
- Ох, силы уже не те. Как-то без меня Петенька останется!


Подвиги
Тарас очень зол. Миколке удалось спрыгнуть с высокой вишни и сломать руку. Теперь Миколку все жалеют, он первый герой на деревне. У него настоящий гипс! Всё утро Тарас обижается и не заглядывает во двор брата. Сидит около зеленого забора - делает вид, что никакого ему интереса нет к Миколке перелезать.
- Проведай брата, - кричит мама. - Занеси того хлеба, что мы в городе взяли.
- Хлеб надо занести. Да и скучно. Не к сопливому же Стёпе идти, когда брат-герой - прямо за забором, - думает Тарас.
- Эй, Миколка! - зовёт Тарас, заглядывая в соседний двор.
Что за дела! Нет во дворе Миколки! А ну как он задумал что-то интересное и опять прославится! Надо срочно искать брата! Тарас перепрыгивает через забор, бежит по двору, осматривается - и на лавке Миколки нет, и на кухне нет. Тарас кладет хлеб на стол и бежит в сад. Так и есть. В саду Миколка. Около старой чугунной ванны. Мама Миколки собирает в ванную дождевую воду - для полива сада. Миколка почему-то стоит около ванной согнувшись, опустив голову и плечи в воду.
- Вот же молодец! - еще больше обижается Тарас. - Я там сижу, скучаю, а он тренируется дыхание задерживать! Чтобы меня на пруду обойти. И как долго выдерживает! А может, он что прячет? Ну как вытащу его и по шее надаю! Тарас хватается за рубашку брата и вытаскивает его голову из воды. Но что-то с Миколкой не так - он оседает на землю. Лицо его совсем синее.
- Утоп! - догадывается Тарас. - Пытался обойти меня да еще и утоп! Это ж теперь все только о нём и будут говорить! - и Тарас со злостью начинает колотить Миколку: - Я тебе покажу!
Миколка приходит в себя. Сидит, до пояса мокрый, и объясняет:
- Понимаешь, я  что-то увидал на дне ванной и решил приглядеться. Покачнулся и упал. А рука-то в гипсе - выбраться не могу. Хорошо, что ты пришел.
- А может, ты тренировался дыхание задерживать?
Миколка только машет руками.
Однако надо переодеть мокрую одежду и ребята уходят в дом, достают из сундука вещи.
- Слушай, - спрашивает Тарас, - а зачем ты всё-таки с дерева прыгнул? Чтобы меня обскакать?
Миколка отводит в сторону загипсованную руку, чтобы надеть рубашку и говорит:
- Герои должны совершать подвиги.

Серёжки
Маричке подарили золотые серёжки. Уши у неё не проколоты, но когда-нибудь мама обязательно позволит проколоть. Теперь вообще точно позволит. Раз серёжки уже есть. Да еще такие драгоценные - может, баба Евдоха всю жизнь на них копила деньги.
Маричка стоит перед зеркалом - то к одному уху приложит серёжку, то к другому. То мамину кофточку наденет и посмотрит, подходят ли сережки к кофте.
А что если расстегнуть дужку? Поглядеть, как замочек работает?
Маричка берет одну сережку и золотая дужка ломается.
Маричка прячет серёжки  в самый дальний угол шкафа и думает: - Что же теперь делать? Признаться - наругают. А не признаться - как? Ведь спросит, спросит мама, где серёжки...
Семья собирается на обед. Маричка сидит еле живая. Ничего не может есть, всё боится, что кто-то спросит про серёжки, в соврать она не сможет. Но взрослые заняты своими разговорами.
Прибегают подружки. Маричка играть не хочет - боится, что разговор зайдет о серёжках и придется их показать.
Проходит ужин. Все собираются спать. Маричка уходит в свою комнату и делает вид, что уснула. Но на самом деле она не спит. Она ворочается с боку на бок. Слушает, как убирают со стола, как уносят посуду, как укладываются спать.
Маричка подходит к шкафу и достаёт серёжки. Теперь она держит их в кулачке, под подушкой.
В окошке появляется луна. И Маричка смотрит, смотрит на неё. А луна такая же золотая, как серёжки. Вот луна укатывается в стог сена и Маричка не выдерживает, вскакивает с кровати и бежит к маминой кровати: - Мама!
Мама просыпается, зажигает свет: - Что случилось?
Маричка не может говорить, только рыдает.
- Что случилось?
Маричка раскрывает ладошку и показывает сломанную серёжку.
- И ты из-за этого весь день такая? И не спишь?
Маричка кивает.
- Отнесу мастеру, он починит.
- Правда? Починит? - спрашивает Маричка.
- Правда.
- Хорошо спится, когда не надо ничего прятать в шкафу! - думает Маричка, засыпая в своей кроватке.

Ворчун
Сегодня должны вылупиться утята. Правда, все про это позабыли. Только дид Петро ходит с клюкой возле большой коробки, укутывает наседку-качку, ставит коробку ближе к печке и ждет.
- Ты что, дедушка? - спрашивает Маричка.
- Жду утят.
- А зачем?
- А если я раньше помру и не увижу?
Маричка убегает, а дид ворчит на утку, чтобы высиживала скорее. Наседка не выдерживает и убегает. Дид ворчит, что даже утки сошли с ума и разучились насиживать. Он слушает, что происходит внутри яйца, разбивает яйцо и вытаскивает крошечного утёнка. Тот пищит. Дид вытаскивает второго, третьего. Скоро в коробке среди битых скорлупок пищит целый выводок. Утята мокрые, грязные. Дид смеётся - дожил, дождался утят в этом году. Шутка ли - девяносто лет. Каждый день словно последний. Дид выносит утиную коробку во двор и высыпает птенцов на травку. А сам садится на лавочку и смотрит, как дворовые птицы подходят к пищащим птенцам. Дид засыпает. Во сне он видит, что непослушные новорожденные каченята щиплют рассаду на огороде, и снова ворчит.

Лягушки
Сколько лягушат весной на пруду! Маричка ходит вокруг воды и не может наглядеться - оранжевые, розовые, салатовые, изумрудные лягушатки, малышки с желтыми спинками, с черными крапинками, с голубыми полосочками - каких тут только нет! Берег у пруда невысок и до лягушек можно дотянуться палочкой.
- А что если достать одну лягушечку? - думает Маричка.
И вот у неё в руке уже лягушонок, похожий на кусочек кирпича - красный, будто обожженная глина.
- Это самый красивый лягушонок на земле! - говорит Маричка. - Какой он крошечный!
Маричка набирает лягушек в подол, за пазуху. И эту хочется взять, и ту. Лягушки прыгают, ползают под платьем, а некоторые даже квакают. Слышишь?
Теперь можно идти домой и рассмотреть лягушек получше, разложив их на полу комнаты.
И Маричка начинает идти медленно-медленно, чтобы не поубивать лягушат. Маричка идет мимо зарослей, где на неё когда-то нападали дикие звери. То есть это сначала Маричка подумала, что за кустами дикие звери. А оказалось, что это корова тетки Неонилы шла за веретой, полной моркови. Но теперь Маричка ничего не боится и несёт лягушек через холмы к дороге и дальше, по широкой главной улице. Хорошо, что Тарас и Миколка не играют около дома - не то отобрали бы лягушат. Маричка доходит до своей калитки, заходит в дом.
Мама Марички, Антонина, с самого утра печет пироги. Она в фартуке, засыпанном мукой. А на столе на деревянной доске лежит тесто. Дид Петро тоже здесь, сидит, чтобы контролировать пироги и давать полезные советы. Антонина совсем не обращает внимания на советы, но дид  продолжает говорить.
Маричка показывается на пороге кухни и Антонина смотрит на неё: - Что это с тобой, почему платье шевелится?
 Антонина наклоняется и поправляет маричкино платье, лягушки начинают выпрыгивать.
- Да что же это такое? - кричит Антонина.
- Сколько холодушек! - говорит дид Петро.
Маричка пытается ловить лягушек, но они залезают под стол, под лавку, под сундук, в ведро, прыгают в открытый подвал.
Вечером дид Петро и Маричка сидят на лавке около забора.
- Лягушечки бедные мои! - говорит Маричка.
- Что-то мне плохо. Это от того наверное, что я много пирогов поел! - говорит дид Петро.
- Опять дид много пирогов поел. Лучше бы он посчитал, сколько горилки выпил! - говорит Антонина, открывая дверь, чтобы выпустить лягушек на улицу.


2014