[Список текстов] [Войти]

Любава

    Флюгер (монолог в автобусе)

Моего приятеля зовут Анатолий. И сейчас я еду к нему. Везу кое-какие вещи.

Когда-то мы очень дружили в школе, потом разбежались по жизни. А недавно снова связались - через “Одноклассников”. У меня всё было по схеме – жена, дети – трое дочерей, машина, летом в Турцию, остальное время года – строим дом.

Анатолий же закончил физико-математический, потом аспирантура, кандидатская, потом кризис и бизнес. Два брака, два развода, детей не получилось. Почему личная жизнь Анатолия не сложилась, мне было не очень понятно. Вот я – мешок с недостатками: толстый, выпиваю, дома меня почти нет, зарплата никакая. Анатолий же повернут на здоровом образе жизни. Обливается водой, моржуется, в снегу зимой кувыркается. Поехали с ним на реку – переплывает реку. И спортивный, и не пьет-не курит, и деньги зарабатывает огромные, и питается правильно, и книжки всякие по психологии пишет. Реально, пишет. А уж в вопросах питания – никогда не встречал других людей, которые бы столько знали о правильном питании.

Весной того года Анатолий придерживался палеодиеты и называл ее самой прогрессивной. Не то что мы с пацанами – тазик оливье, шуба с водкой, эгегей, девочки! У него вообще не было никаких девочек. Анатолий говорил, что секс истощает, жизненной силы лишает. И прямо четко по схеме своей правильной жил.

Я после встречи с Анатолием переменился полностью, прозрел. Бросил пить, заинтересовался правильным питанием, палеодиетой. Стал есть так, как наши пещерные предки, кэйвмены, 15 000 лет назад. Много мяса – Анатолий уже тогда перешел на сырое мясо, я же мог кушать только запечённое - фрукты, орехи, яйца. Молоко, бобовые и зерновые запрещались. Жили мы по-особенному, ели не три раза в день, а всегда в разное время, иногда держали голодовку по 1-2 дня. Как если бы мы были охотники в тропическом лесу и к нам в ловушку несколько дней никто не попадал. У меня от такой диеты даже псориаз прошел. Жена моя восприняла перемены с радостью – она-то больше всех старалась, чтобы я бросил пить; не могла нарадоваться на Анатолия и передавала для него куски телятины и рыбу, всё сырое и лучшего качества, как он и любил.

Соль, перец, лук, чеснок мы не ели. Ввиду того, что эти вещества травили флору кишечника. О вреде сахара я знал и прежде, так что Анатолию не пришлось долго меня убеждать.

Через несколько месяцев Анатолий купил одну книжку, авторы которой рассказывали о последних американских исследованиях в области питания. Называлась книжка “Наша еда”. После этой книги мы перестали есть пасленовые растения - помидоры и картошку. Оказалось, что они сильно вредят организму. В них было много “антинутришенс”, растительных антивитаминов. Было очень грустно вспоминать, что прежде мы ели помидоры килограммами. - Не беда, - утешал Анатолий. - Теперь, вооруженные новым знанием, мы станем жить по-настоящему правильно.

Мы терпели три недели, а потом я сдался – оказалось, что у меня нет никакой силы воли. Я купил на рынке помидоры, там же, на рынке, помыл их и съел – целый килограмм. Мы поговорили с Анатолием и он сказал, что срывы – это нормально, а помидоры и картошка, на самом деле, не так страшны, как мы думали. Когда он дочитал книгу о последних американских исследованиях в области питания до конца, оказалось, что надо было обратить особое внимание не на паслёновые, а на вред бобовых.

Особенно опасным оказался арахисовый орех. Это было удивительно, потому что я и не знал о том, что арахис на самом деле боб. На втором месте по опасности среди бобовых была крупная фасоль. В более мелких бобовых было меньше легнинов. Когда Анатолий говорил “легнины”, мне казалось, что всю свою жизнь я только и делал, что отравлял свой организм страшными ядами.

Мы стали питаться красной чечевицей, промывая ее до чистой воды, отваривая по три часа и остужая при комнатной температуре. Анатолий настоял, чтобы я тоже приобрел скороварку - в ней легнины разрушались быстрее.

Затем мы узнали из прессы, что очень полезны ростки. Ростки назывались спраут и выращивать их полагалось в спраутере. Спраутер Анатолия был покупным, специальным, многоэтажным. Он проращивал семена брокколи, горчицы, редиски, свеклы, подсолнечника, турецкий горох, зеленую чечевицу и сою. Анатолий ел ростки мисками и говорил, что они очень повышают его духовный потенциал.

Когда я начал проращивать ростки, моя жена стала протестовать. Она постоянно выбрасывала блюдца и лотки с проростками, говоря, что я развожу мух и плесень. Я не сдавался и начал кормить ростками дочерей.

Скандал следовал за скандалом. Моя жена была не очень развитая женщина и не могла понять всех тех рассуждений Анатолия, которые были так убедительны для меня. Самое ужасное, что однажды она оскорбила Анатолия и выгнала его из нашего дома. Этого я перенести не мог – унижение моего духовного наставника моею женою. И я ушел из дома, не взяв с собой ничего, кроме скороварки.

Анатолий предложил пожить у него и я почувствовал, что такое гармоничная жизнь людей, для которых важнее всего в жизни самосовершенствование. Я немного грустил о дочерях, но понимал, что рано или поздно дочки поймут меня, присоединятся ко мне, начнут вести здоровый образ жизни.

Мы с Анатолием вымачивали семена подсолнечника и тыквы до тех пор, пока не узнали, что семечки по сути своей ничем не отличаются от бобовых, поскольку тоже содержат антинутриенты. И мы стали относиться к семечкам плохо.

В конце лета в одном из подмосковных пансионатов “Родничок” проходил съезд парамедиков, на котором Анатолий выступал с докладом о питании. Там мы узнали массу нового и важного. Главным же было то, что мы окончательно исключили продукты, содержащие грубую клетчатку и экстрактивные вещества. В нашем холодильнике не стало места для капусты, шпината, щавеля, репы, редиски и редьки.

Там, же, в “Родничке”, мы пообщались с одним сибирским шаманом, который рассказал, что очень хорошо кушать орехи. Потому что когда природа создавала орехи, она использовала иную – не бобовую - тактику. Шла не по дороге увеличения концентрации яда в орехе, а утолщала скорлупу – чтобы насекомые-паразиты не проникали в орехи. От животных скорлупа, конечно, не защищала, но животные и не являлись основными поедателями орехов. Вредность орехов была обратно пропорциональна толщине скорлупы.

Мы стали есть больше орехов с самой толстой скорлупой, но не изменили своей привычке вымачивать орехи, потому как уже знали, что есть мертвые и живые орехи. Если вымоченный орех прорастал, мы его ели, а не проросшие выбрасывали – как несущие негативную энергию смерти.

Тот же сибирский шаман посоветовал нам есть больше мёда. Анатолий изучил европейские труды на тему мёда и мы поехали в Тулу, чтобы закупить у одного пасечника из анастасиевской коммуны самый правильный гречичный мёд, который был вроде как особенно полезный. Мы хотели есть мёд так, как это рекомендовали палеодиетологи – в сезон, летом.

Считалось, что древние люди наедались мёда перед тем, как размножаться. Мы с Анатолием давно знали, как вредно разбазаривать сексуальную энергию и потому решили есть мёд ради восстановления погубленного в молодости физического здоровья.

К сожалению, у меня оказалась сильная аллергия на мёд. Анатолий позднее тоже отказался от мёда по той причине, что в телепередаче про оздоровление услыхал о взаимосвязи общего экологического неблагополучия и накопления в продуктах пчеловодства кадмия, свинца и совсем уж страшного оксеметил фурфурола.

Постепенно от нашей палеодиеты остались в буквальном смысле только рожки да ножки и мы решили перейти на рыбную диету. Всю осень мы питались вареной, пареной, жареной, солёной рыбой, восполняя запасы фосфора и йода.

Новое американское исследование, обнаруженное Анатолием в интернете, заканчивалось ясным обоснованием важности рыбы для питания – рыба была источник йода и фосфора. Мы отказались от мяса, признанного многими пропагандистами зож непищевым продуктом, и налегали на морепродукты.

Всё было хорошо до ноября. В ноябре пришла выписанная из Швеции книга “Яды в продуктах питания”. Оказалось, что рыба, в отличие от животных, является пятым или шестым элементом пищевой цепочки. Животные же, как правило, являются вторым или третьим элементом. Автор книги, лауреат Нобелевской премии, писал, что сёмга ест зоопланктон, мелкие рачки поедают еще более мелких рачков, а эти мелкие рачки едят уж совсем мелких рачков, которые едят водоросли, фитопланктон. И так как каждый элемент цепочки накапливает тяжелые металлы и радионуклиды, оказалось, что на свете нет ничего вреднее рыбы.

“Яды” обогатили нас знанием о том, что рыба и молоко вызывают астму и диабет. Молочные продукты оказались видовой и возрастной пищей. Лошадиное молоко могли пить только жеребята, коровье телята и так далее. Пришлось расстаться с нашими представлениями о молоке как о благословенной жидкости, дарящей жизнь и здоровье.

Так мы стали веганами. От колбасы и сосисок мы отказались еще во время палеодиеты, консервы были для нас воплощением добровольной смерти. Теперь, когда печеное и сырое мясо ушли, а рыба уплыла из нашей жизни, мы обратили свое внимание на грибы.

Мы искали грибные места, набирали лукошки для соления и для жарения. Анатолий рассказывал про уникальную структуру грибов, про живительную пользу вешенки и сморчка.

Но в то лето многие грибники травились и в газетах напечатали статью главного санитарного врача Хренищенко. Там была такая фраза: “белая поганка от съедобных грибов отличается только концентрацией яда”. Эта фраза заставила нас задуматься. Действительно ли грибы годятся в пищу или, когда мы их кушаем, мы занимаемся самообманом?

После грибов мы решили прочистится. Печень чистили лимоном – если неделю одни лимоны. Меня даже скрутило от этих лимонов. Анатолий дополнительно оздоровлялся имбирем и перекисью водорода, по традиционной методике очищения.

Чтобы узнать о новых методах очистки Анатолий поехал в эзотерический книжный и там зацепил книжку о пользе какао-бобов. Началась наша самая вкусная диета – шоколадная. Мы ели только горький шоколад. К тому же мы завели манеру спать как Леонардо да Винчи – по 15 минут через 15 минут. Я, как всегда, довольно быстро перестал и вернулся к обычному ночному сну. Анатолий продержался две недели. За эти две недели он перечел “Палеодиету” и пришел к выводу, что шоколад как концентрированный углевод совершенно вреден для людей и не может быть продуктом питания.

Мы налегли на крупы. Анатолий каждый вечер запаривал полкило гречи кипятком, также он постоянно проращивал для нас гречку. Пророщенная зеленая гречка на вкус похожа на пророщенные камни. Но мы жевали, жевали и жевали – до тех пор, пока не оказалось, что крупы наполнены естественными пестицидами. Узнали мы это благодаря счастливому случаю. По телевизору шла передача “Как это работает” и там рассказывали о том, что самые ядовитые пестициды созданы на основе веществ, найденных в пшенице. Кто бы мог подумать, что человечество так заблуждается.

Самое ужасное открытие относилось ко ржи. Рожь оказалась пронизана спорыньей. Похоже, не было более эпидемически опасного продукта, чем рожь. Рожь ослабоумливала народы, вызывала войны и голод, меняла ход истории.

Говорилось, что магазинный хлеб вообще нельзя есть. Что современные дрожжи, в отличие от древних дрожжей, не способны нейтрализовать многие вредные вещества, содержащиеся в злаках и потому витамины и минералы, которые должны бы поступать в организм из хлеба, не усваиваются вовсе. Когда речь зашла о глютене, мы просто выключили телевизор. Хлеб ушел из нашей жизни навсегда.

Так как про гречку и рис в передаче ничего не рассказывалось, мы стали есть рис и гречку. Вареными. Чтобы термически разрушать яды. Однако, после небольших размышлений, мы нашли, что рис еда негодная, так как рис состоит из концентрированных углеводов. А это диабет, атеросклероз, миопия. В общем, дисбаланс. А нам не нужен был дисбаланс.

“Я нашел!” - закричал Анатолий. Новая книга от французских парамедиков открывала новые перспективы для духовных людей. Открытие парамедиков состояло в том, что надо есть зелень. Так как с точки зрения эволюции в зелени минимальное количество вредных веществ. Ведь когда ты поедаешь листья, растение не погибает. Однако дочитав книгу до конца, уже изрядно заправившись листовым салатом, Анатолий печально сообщил, что зелень не может быть основой рациона, поскольку содержит опиатоподобные вещества и горечи.

Поразмышляв, мы избрали для питания фрукты. Ведь древние обезьяны выживали, питаясь одними только фруктами. Главное было есть больше фруктов. Мы кушали по шесть-семь килограммов фруктов в день. Но никак не могли добиться правильной работы кишечника.

Перистальтика то ускорялась неимоверно, замедлялась до полной остановки. Анатолий сходил на консультацию в центр нетрадиционной медицины. Нам очень повезло – там оказался старенький дедушка из Индии, который внимательно выслушал Анатолия и его живот и сказал, что происходящее с нами закономерно. Так как некоторые фрукты крепят, а некоторые слабят. Потому что одни фрукты хотят распространиться, а другие хотят разбрасывать семена неподалеку от материнского растения. Дедушка посоветовал есть за один прием пищи только один вид фруктов, а затем сообщил, что у Анатолия яркая фиолетовая аура. Это было лестно и означало, что мы продвигаемся верной дорогой.

И мы стали есть только один вид фруктов за один прием пищи. Например, с утра три килограмма апельсинов – со всеми белыми перемычками. Затем в обед по полведра яблок – тщательно пережевывая косточки для получения йода, затем – по связке бананов... и так продолжалось до тех пор, пока мы не купили хурму. Зимой на наш рынок всегда привозят великолепную хурму. Итак, четыре дня назад мы купили хурму и положили ее в холодильник, так как было уже больше шести вечера, а мы уже знали, что после шести вечера кушать не полезно.

С утра я спал, так как был после тяжелой смены. Анатолий же встал, чтобы сделать йогическое очищение. Он вышел на улицу, как всегда облился водой, потом сделал сто шагов по ручью, потом сорок минут делал очищение всего организма в ванной и клизму.

А затем он пошел на кухню и съел всю хурму, весь пакет. Вообще мы всегда делимся и никогда не бывало так, чтобы кто-то всё съедал, а другому ничего не оставалось.

Когда Анатолий съел хурму, ему стало немного нехорошо и он связал это с тем, что запустился процесс очищения организма. Он решил войти в голод. Голодал до вечера, а ночью мы вызвали скорую. В больнице Анатолия прооперировали по поводу фитобезоаров. Сказали, что это камни, в которые превратились волокна хурмы в желудке. Камни были зеленого цвета и они теперь лежали в тумбочке у Анатолия.

Сегодня Анатолия перевели в обычную палату из блока интенсивной терапии и его стало можно посещать. И сейчас я еду к нему. Везу кое-какие вещи.