[Список текстов] [Войти]

Любава

    История про одно исключительно важное изобретение почетного бергенца, господина Руара Кнутсена

Мастера из Цеха Дождевиков построили Берген тысячу лет назад и сразу объявили его самым дождливым городом в мире. Мастера обосновались в маленьких деревянных домиках близ пристани - в тех самых, что теперь покосились, а чуть прежде сгорели... или погоди, сначала они сгорели, а потом покосились - в правдивой истории всё должно быть совершенно точно - так вот в маленьких деревянных домиках обосновались продавцы дождя. Все знали, что в красных домиках делают облака с теплым дождем, в желтых - облака с холодным дождем, а в белых - снежные облака.


Место в Цехе Дождевиков можно было получить только по наследству. Самый старший из рода Кнутсенов всегда работал на снежном складе, раскручивал большое колесо - чтобы на огромное деревянное веретено облако накручивалось ровными слоями. Накручивалось, накручивалось, накручивалось до тех пор пока не скользнёт в мешок и не будет запечатано самым тщательным образом.

Остальные Кнутсены работали подмастерьями (выпавшие снежинки подмести или размешать соловьиный раствор - мало ли работы в цеху) и всю свою жизнь они учились сложному ремеслу Мастеров Погоды.

Снежные облака покупали, в основном, в соседних странах. Большой доход приносила торговля с Гренландией - жителям Гренландии приходилось укрывать чуть ли не весь свой остров многослойными стеганными снежными одеялами - иначе у них совершенно не вырастали северные сияния. А без северных сияний в Гренландии не проживешь.

Холодные дожди делали таким образом: воду горных ручьев смешивали с соловьиными трелями, а затем перемешивали её особой мариной метелкой. Метелки вырастали на березках около тех домов, в которых люди страдали от неразделённой любви. На кончиках березовых веток появлялось много-много росточков и Мара ждала, когда метёлка вырастет настолько, чтобы ею можно было бы вымести все страдания из дома.

Дождливые облака с холодной водой уезжали на остров Англия. Облака англичане выпускали из тесных мешков прямо в небо, а затем посыпали угольной крошкой - чтобы повсюду было туманно и промозгло. Англичане обожали сидеть в своих тёмных маленьких садах и показывать путешественникам туманных змеек, проползающих от одного куста розы до другого. Недавно английский мастер составил рецепт изготовления туманного завывающего призрака и за призраками теперь в Англию приезжали со всех концов света, даже с острова Япония.

Теплые облака делали из морской воды, карамели и цветочных лепестков. Лепестки подходили вообще-то любые, даже самые простые цветочки разогревали облака до нужной температуры. Но бергенские мастера хотели продавать как можно больше облаков и утверждали, что от сорта цветов зависит очень многое - например, взойдет ли после теплого дождя репа, будет ли урожайной банановая роща и будут ли слушаться своих мам и пап детишки, которые выбегут из своих домов поглядеть на закупленный дождь.
 
Теплые дожди уезжали на кораблях в дальние моря и жаркие страны. Так как плыть кораблям приходилось долго, то в жарких странах дождь бывал очень редко. Но без бергенского дождя все обитатели жарких стран и вовсе бы засохли.

Руар был самым маленьким работником в цехе Дождевиков. Семь старших братьев и семь старших сестёр целыми днями сидели в комнатках на втором этаже и выполняли задания главных мастеров. Обычно им приходилось мелко-мелко толочь губчатые камушки, впитавшие соловьиные трели. А уж из ловушек песен камни ездили собирать мама и папа Руара - это была почти самая сложная работа. Сложнее было только раскручивать колесо гигантской снежной прялки.

Родители уезжали осматривать соловьиные ловушки ранним утром, как только поднималось солнце и возвращались через час после того, как птицы предгорий прекращали петь. Так что братья и сёстры Руара, проснувшись, сразу могли брать свои ступки и приниматься за работу. Руар же считался пока очень слабым и целыми днями сидел без всякого дела на маленькой приступочке около дверей снежного домика. На улице было очень интересно.

Можно было наблюдать за тем, как с прибывших кораблей выходили люди в заморских одеждах. Осмотревшись, они принимались торговаться с продавцами на Рынке Дождя близ пристани. Вот какой-то дедушка с крючковатым носом довольно потирает руки - заключил выгодную сделку и тут же послал на свой корабль мальчика. Наверняка сейчас с корабля принесут мешки с деньгами. Рядом толстая дама выбирает садовые капустные дождики - эта наверняка местная, ей продадут дождик подешевле или вообще согласятся обменять мешок дождя на ведро огурцов.

А это кто? Это, кажется, сын господина мэра, Торвальд, пришел за дождевой карамелью. Точно, купил леденец. А вот мальчик, которого посылал старичок в красном, бежит с сундучком в руках. Как ты думаешь, что в сундучке? Я думаю, что там несметные сокровища. Хотя несметные вряд ли поместились бы в такой крохотный ящичек! Руар обязательно пригляделся бы к сокровищам - он даже привстал со своей приступочки для этого. Но вдруг...

...с неба прямо на рынок упал большой камень. Руар, конечно, не так уж много лет прожил на свете - всего пять лет и девять месяцев, но он всю свою жизнь внимательнейшим образом слушал что говорят взрослые, а по вечерам часто читал большую книгу с названием История Города Бергена - так вот никогда в истории города ничего подобного еще точно не бывало. С неба упал камень - торговцы и покупатели еле успели разбежаться. Все прилавки с готовыми дождиками оказались раздавлены. Вы наверняка были на Рынке в в бергенском порту. Так вот огромный камень накрыл весь рынок!

Земля задрожала, домики дождевиков подскочили так, что их досочки сначала разлетелись в стороны, а потом снова сложились - домики стали перекошенными. А на месте рынка теперь лежал камень.

Корабли тот час же отплыли от берега на безопасное расстояние, а многие капитаны сразу же отправились восвояси.

Когда улеглась пыль, поднятая камнем, весь Цех Дождевиков собрался у камня и стал обсуждать как неприятное происшествие скажется на дальнейшей торговле и благополучии города. Руара же интересовало, откуда прилетел такой большой камень. Но спросить об этом было некого. Все взрослые обсуждали одно: - Что если теперь покупатели откажутся приплывать в Берген?

Дедушка Ньяль уже лежал в своём ночном шкафу - да, дождевики спали в шкафах - разводить огонь в деревянных домиках было нельзя, а по ночам в городе всё же было очень холодно, каждому жильцу домика отводилась тёплая полка в специальном шкафу с дверцами.

Вообще-то дети не должны тревожить взрослых, которые собираются уснуть. Поэтому Ньяль начал ворчать. Но Руар не мог заснуть без того, чтобы не узнать, откуда упал такой огромный камень. Дедушка Ньяль сначала даже не хотел отвечать и делал вид, что не слышит вопросов. Но Руар-то знал, что дедуля только притворяется глухим, и был ужасно настойчив. Поэтому дедушка Ньяль вздохнул, наклонился к самому уху Руара и сказал:
- Нашему городу уже тысяча лет. В старинной книге, которую привезли сюда отцы-основатели, наши далёкие предки, написано вот что. Город дождевиков может работать только тысячу лет. Всё это время над ним накапливается мусор.
- Мусор? - спросил Руар.
- Когда мы перетираем соловьиные камни в пыль и высыпаем их в машину, взбивающую снег, огромное количество каменной пыли вылетает через трубу.
- На небо?
- На небо. А долго ли небо может собирать и удерживать эту пыль?
- А ты знаешь, как долго, дедуля?
- В старинной книге написано - я сам до сегодняшнего дня не верил, что это правда - если все три вида облаков - холодные, тёплые и снежные - делать рядышком - это, конечно, очень удобно - и делать и продавать разные облака рядышком - но если карамельная пыль изготовителей теплых облаков смешивается с каменной пылью, которая получается при изготовлении облаков холодных и снежных - пылинки склеиваются в огромные глыбы и через тысячу лед начинается уже не дождь, не град - помнишь, какой был прошлым летом крупный град - все подсолнухи тетушки Вигдис полегли из-за него? Начинается камнепад!
- То есть теперь с неба будут падать камни?
- Да, они будут падать и падать до тех пор, пока небо не очистится от пыли совершенно.
- Но это же значит, что камень может упасть и нам на голову?
- Ага, - сказал дедушка Ньяль и закрыл один глаз. Еще немного и второй глаз Ньяля закрылся бы. Руару пришлось немного потрясти дедушку. Тот недовольно ворчал - где это видано, чтобы главным мастерам снежного цеха по ночам мешали спать пятилетние мальчишки?
- Дедушка, но что если нам на голову упадёт камень?
- Не упадёт. Мы просто перестанем на время делать облака. Будем продавать запасы со складов!
- И камни не будут падать?
- Надеюсь, что нет. 
Оба глаза дедушки Ньяля уснули. Оставалось только закрыть дверцу шкафа, дойти до детской комнаты, залезть на четвертый этаж своего ночного шкафа...

Но Руар этого не сделал. Мальчик спустился по лестнице, выглянул в окошко - было темным темно, дождь стучал по стеклу. Можно было  отправился на улицу к огромному камню и хорошенько его рассмотреть.

Руар надел шляпу и резиновые сапоги и вышел на улицу. С неба лил дождь. Это был вовсе не привычный дождь с маленькими шоколадками и пряничками, какие обычно запускает в это время года мастер Теплого цеха Осе. С неба падали крошечные круглые камешки!

Руар протянул ладонь  и словил несколько камешков. Камешки не были ни сладкими, ни солеными. Ни соловьиного, не цветочного вкуса тоже не было. Только каменный.

Руар взобрался на большой камень, придавивший рынок. Камень был точно такой же формы, как осеннее грибное заказное облако. Наверное, все облака, даже каменные, делаются по каким-то особым облачным природным законам. Руар набрал полную ладонь дождевых камешков и стал бросать их в воду.

Около самой пристани в воде что-то блестело. Руар пригляделся - но даже в спокойную ночь сложно различить что-то в черной морской воде. А уж в ночь камнепада... Руар спустился по лесенке для лодок и он не поверил своим глазам. Около самых его ног на воде покачивался сундучок крючконосого господина, покупателя облаков.

Всякому пятилетнему мальчику известно, что лучшее место для тайного убежища - это чердак. Мама не полезет на чердак потому что не любит осиных гнёзд и паутины. А папа не полезет на чердак потому что уверен в том, что лично забросал чердак хламом до невозможности и всякие новые не очень нужные вещи, которые жалко выбросить, лучше складывать в самом далеком сарае. Старшие братья и сёстры давно устроили себе целую тайную комнату, где могли по ночам могли тихонько играть в шахматы или читать запрещенные взрослые книжки.

В общем, когда Руар оказался на чердаке, в тот момент, когда он наконец раскрыл замочек мокрого коричневого деревянного ящичка, ожидая увидеть там бриллианты и рубины, рядом с ним не было никого... ну, кроме нас с тобой!

Вместо драгоценных камней под мокрой бархатной тряпочкой лежали круглые стёклышки. Руар положил одно стёклышко на ладонь и вздохнул. Если бы в сундучке были какие-нибудь бриллианты и рубины, мама и папа бы обрадовались. И дедушка Ньяль тоже. Но вообще бриллианты и рубины тут же отдали бы тому покупателю, который их потерял. А стеклышки... про стёклышки можно даже не рассказывать родителям!

Утром всем детям велели одеть праздничные костюмы и сообщили, что всех их ждут на общем собрании гильдии. Собрание проходило в просторном зале каменного дома на окраине поселка. Большие чугунные камины пылали, на длиннющих столах возвышались горы пирожных, кружочки лимонов украшали графины с розовым, голубым и зеленым соком. Пока взрослые говорили речи, а дети откусывали хвостики пирожков, чтобы уточнить, из чего сделана начинка, Руар скучал. Не то чтобы он не любил пирожные. Но ему очень хотелось вернуться на чердак к сундучку и еще разок поглядеть на десяток великолепных стёклышек, которые теперь принадлежали ему.

Он незаметно достал одно стёклышко из кармана - нельзя же было не захватить с чердака совсем ничего. Что за чудеса - кружево скатерти увеличивалось, если Руар смотрел на него через стёклышко. И ручка чашки, и вишенка на кусочке торта, и линии на руке, и пуговица - всё увеличивалось!

Руар тихонько встал, пробрался к дверям залы, по стеночке, мимо людей, бегающих с подносами, подошел к дверям и со всех ног кинулся домой, а если точнее - на чердак. Там он высыпал все свои находки на пол и занялся изучением свойств стекляшек.

Это теперь всякий мальчик знает, что нет более интересного занятия на свете. Всякий малыш скажет, что такое стёклышко называется линза. Многие дети даже носят очки - это две линзы, соединенные железочкой. Но Руар не знал, что стеклышки называются линзы. Потому что дедушка в красном одеянии, который привез сундучок с линзами в Берген, Мастер Стекольных Дел, только собирался рассказать местным жителям о своём изобретении.

Каменная глыба, упавшая с неба, помешала старичку не только купить весенние облака для острова Англия. Мастер потерял сундучок с линзами. Которая теперь и была в руках у пятилетнего Руара.

Несколько месяцев прошло с тех пор как на Рынок Дождей с неба свалился огромный камень. Торговля в городе остановилась. Теперь мешки с облаками грузили на корабли, увозившие облака в город Кристиания. Покупатели боялись приезжать в Берген. Вдруг с неба упадет еще один камень?

Специальным городским законом Дождевикам было временно запрещено делать новые облака. Гильдия подумывала, куда бы переехать и потихоньку подготавливала свои домики к продаже.

Огромные облакоделательные машины бездействовали. Первый раз в жизни Руар смог не только полазить по всем черпакам, колёсам, бакам, взбивателям, уменьшителям, раскидывателям... прикоснуться ко всем винтикам, шестереночкам, шлейфам...

Теперь можно было сколько угодно играть в Главного мастера, делающего облака.
- Эй, Асле, - можно было прикрикнуть на невидимого ленивого помощника - подкатывай бочку с водой из водопада на горе Флойен.
И Асле, если не был дураком, кидался к невидимой бочке и катил её прямо к снежной машине Руара.

В одном из чуланов Руар нашел маленькую копию снежной машины. Вернее, маленькой её можно было назвать только при сравнении с настоящей машиной для делания Снежных облаков. Она была размером чуть меньше самого Руара. И колесо можно было вращать рукой. Руару показалось, что машина очень похожа на шарманку господина Оле из Ставангера.

Отверстия для выдувания снега у машины были точь-в-точь размером со стеклышки и Руар попробовал укрепить около отверстий стёклышки. Расплавленная на свечке карамель очень быстро застыла и укреплённые стёклышки можно было теперь даже вращать на колесе!
 
От того, что удавалось утащить с кухни, зависело название "облака", которое получалось у Руара. То морковное, то свекольное облако. Машина исправно перемалывала и взбивала всё, что мальчик ни закидывал внутрь её живота. Правда, было довольно сложно есть получившиеся облачка.

Маленькие облачка было просто словить, перевернув стеклянный стакан дном кверху. А затем можно было выпить облачно через соломинку. Да, обычно дети не пьют сок, лёжа на полу и держа стакан кверху донышком. Но ведь и не у всех детей в десяти поколениях предков есть Мастера Дождевых Дел.

Руар обдумывал, не рассказать ли хотя бы дедушке Ньялю о том, что у него получаются маленькие свекольные, огуречные, картофельные облачка. И что для делания таких вкусных облачков не надо дробить скалу. Можно было бы продавать съедобные облака вместо обычных. И если люди в какой нибудь стране голодали, съедобное облако можно было бы отправить им в подарок. Сидят они себе грустят - и тут на них проливается дождь баранок и конфет! Это же чудесно!

Для начала Руар решил попробовать, могут ли его облачка улетать далеко-далеко.
Для этого от открыл чердачное окно и прокрутил в облачной машине морковь, яблоко и сливу. И тут случилось невероятное. Был солнечный день - теперь, когда бергенцы перестали делать облака - все дни были солнечными - Лучик Света заметил, как блестят Линзы и рассказал об этом другим Лучикам. Надо сказать, Лучики Света обожают Линзы. Как только они видят даже маленькую Линзочку, они устремляются к ней и начинают разговор. Например, такой:
- Доброе утро, Госпожа Линза!
- Как поживаете, Господин Лучик? - отвечает Линза, если она хорошо воспитана.
- Не буду я разговаривать с кем попало! - отвечает плохо воспитанная Линза.

Но все Линзы Руара были из приличной семьи и они засветились от радости, заметив таких приятных собеседников как Лучики.

Тем временем через чердачное окно вылетели яблочное, морковное и сливовое облачка. И тут, схватив несколько солнечных Лучиков - солнечные Лучики это на самом деле маленькие трубочки - выпить облака решил не кто нибудь, а господин Садовый Ниссе.

Садовый Ниссе - это тот самый ленивый Ниссе, который только и может, что лежать под цветочными кустами и распевать песни, в то время как другие Ниссе трудятся в поте лица, ухаживая за домом и проверяя, чтобы всё в хозяйстве было в порядке.

Весь город с возмущением обсуждал Садового Ниссе - ведь не было более бесполезного горожанина. Булочник целый день месил тесто, мастер дождевых дел целый день смешивал облака, доктор целый день перетирал свои лекарства и только от садового Ниссе никогда не было проку.

Но вот когда Садовый Ниссе решил выпить одновременно свекольное, морковное и яблочное облако, на небе - от машины Руара до самого Садового Ниссе - появилась радуга. Руар не поверил своим глазам. Обычно радуги возникают сами по себе по никому неизвестным причинам.

Что вообще люди знают про радуги? Если какая птица пролетит под радугой, то она непременно выиграет конкурс певцов. А если видишь двойную радугу - то это хороший знак и чтобы ты не делал - всюду тебе будет сопутствовать удача!

Руар видел новорожденную радугу, но не мог понять, как она получается. Неужели дело в волшебных стёклышках? Руар прикрыл стёклышки ладонью, радуга на небе исчезла. Убрал ладонь - радуга появилась. Тогда Руар подкатил Машину для делания Дождя - вернее будет теперь называть ее Радугоделательной Машиной - к люку в полу чердака, подцепил ее крюком, на который обычно вешали мешки с облаками, и, осторожно вращая большое колесо лебедки, опустил Радугоделательную машину на землю около белого дома.

Садовый Ниссе был тут как тут.
- Это ты что ли, Руар, делаешь радужный сок?
- Наверное я, - растерянно ответил Руар.
- Ну так давай еще! - Все Ниссе, как известно, очень прожорливы.
Руар пробрался на кухню и вынес несколько фруктов....


Прошло несколько лет. Город по-прежнему жил хорошо, хотя Гильдия Дождевиков не делала облаков - склады готовых облаков еще и наполовину не были опустошены. Руар подрос. Спрятавшись в городе, он включал радугоделательную машину и старался достать радугой до самого неба  - его новый товарищ Садовый Ниссе не отставал  - кто же откажется от радужного сока. Вот скажи, ты откажешься от радужного сока?

Вот и Садовый Ниссе - правильнее теперь будет называть его Радужный Ниссе - не отставал от Руара ни на шаг.

С тех пор, как в Бергене перестал идти дождь - не то чтобы совсем перестал, иногда и городской мер покупал пару-тройку дождевых облаков для особых случаев - если, например, приезжала делегация очень важных гостей и им хотелось поглядеть на редкий дождь из грибов, лягушек или шоколадок - тут конечно, Цех Дождевиков всех выручал.

Но с тех пор, как в Брегене перестал идти дождь, люди стали замечать, что по нескольку раз в день на небе появляется радуга. Иногда обычная, иногда двойная радуга - всё шло к тому что Руар научится делать и тройные радуги.

Кроме того, люди обнаружили удивительную вещь - каменные глыбы, которые скапливались на небесах тысячу лет, исчезали сами собой. Только лишь в небе появлялась радуга - небо просветлялось и часть камешков просто испарялась.

Садовый Ниссе на всех углах рассказывал, что радуги - его рук дело.

Руар только радовался - пусть Ниссе хвалится - главное, что никто не мешает ему изобретать радуги.

Радугоделательную машину Руар хранил в фиолетовом рододендроновом кусте на центральной площади - укромное место показал ему Садовый Ниссе.

Не сложно было убегать из дома по утрам - Руар давно не был самым младшим - новенькие восьмая сестра и седьмой брат занимали всё свободное время родителей. Поэтому можно было веселиться, перебегая с места на места и включая новую радугу.

Так продолжалось до тех пор, пока Садовый Ниссе не вытащил одно из стеклышек Радугоделательной Машины, чтобы съесть карамель. Он, наверное, съел бы и стекло, если бы Руар не поторопился отобрать Линзу у Ниссе. Добыто карамели можно было только утром и Руар забрался в ночной шкаф, повесив свою куртку на стул.

И сейчас, крошечка, ты поймешь, как важно внимательно присматривать за малышами. Кто-то из двух - то ли восьмая сестра, то ли восьмой брат Руара - проснулись очень рано. Все младенцы рано просыпаются - такова их природа. И вот кто-то из двух малышей подполз к курточке Руара и проверил, нет ли в карманах старшего братца чего-нибудь интересного.

Линза оказалась в руках ребенка. Господин Лучик, который тоже рано просыпается, немедленно поздоровался с госпожой Линзой.

Лучик знал, что хорошие манеры просто обязывают его поприветствовать Госпожу Линзу и сообщить ей что он в буквальном смысле ослеплен ее красотой.
И Лучик поздоровался.

Но в этот раз Линза не делала облачка. А была зажата крохотной ручкой малыша, сидевшего посередине огромной комнаты. Лучик посветил сквозь Линзу и деревянный пол загорелся. Начался большой пожар. За полчаса сгорела все домики, в которых стояли машины для делания дождливых и снежных облаков. Люди еле успели выбежать на улицу. Сгорели и книги с чертежами, и книги с рецептами, и склады с уже готовыми товарами. Когда горели склады, раздалось громкое "Пых". И в небо взметнулось белое-белое большое облако.

Говорили, что в каком-то маленьком африканском городке потом прошел рождественский дождь из ёлочных игрушек, изобретенный для быстрого украшения норвежского леса.

Всё было потеряно. Мастера смотрели на свои сгоревшие домики и плакали.

Тогда Руар быстро-быстро побежал на центральную площадь и выкатил из рододендронового куста радугоделательную машину. 

Вот колёсики машины застучали о брусчатку пристани. Мгновение ушло на то, чтобы заправить машину -  и вот над изумленными горожанами засияла зелёным, красным, желтым и фиолетовым руарова двойная радуга. Правда, фиолетовый цвет - тот, что был внизу - мерцал - одного стёклышка в машине всё-таки не хватало.

Мастера сразу поняли, что изобретение Руора исключительно важное. Они внимательно выслушали историю про стёклышки, потом пригласили из Англии того самого Стекольного Мастера и с тех самых пор в Бергене делают не облака, а радуги.

Главным Радужным Мастером стал дедушка Ньяле. Потому что, конечно, Ньяле молодец, что придумал Радугоделательную машину. Но во всяком деле важна правильная организация: кто что будет делать - кто выращивать свеклу и морковку, кто конструировать механизмы, а кто торговать. И как сделать чтобы у всех мастеров жизнь была счастливая. А правильной организации труда Руару еще только предстояло научиться у своего дедушки.

Садовый Ниссе теперь самый почетный гражданин города. Ему выдали настоящую медаль и зовут возглавлять ежегодный городской парад. В связи с этим Ниссе даже женился. Чтобы у него тоже были какие-никакие потомки для передачи важной профессии - Радужного Ниссе.

Если вы видите, как перед вами останавливается небольшой фургончик, внутри которого крутятся колёса, шуршат шестеренки, что-то пищит, свистит и щелкает, и за которым через всё небо тянется радужный хвост - знайте, что это прирученная радуга Руара.

И между прочим вы и сами можете познакомиться с Руаром. Он теперь живет на старой-старой мельнице в парке Кристи. В будние дни мельница делает муку. А по выходным вокруг мельницы включают радуги.